Навигация


 Читальня


 Вернуться к форуму

Форум свободных отшельников   

Часть II. Способы привлечения невинных. 12, 13, 14, 15 главы.

Loki | Опубликовано Ср Янв 24, 2018 10:27 am | 17 Просмотров

Глава XII. О способе, коим ведьмы насылают другие болезни, и главным образом, на людей

Кто может перечислить все те различные болезни, насылаемые ведьмами на людей? Не имея возможности перечислить все эти болезни, мы здесь обнародуем кое-что из этой области, пользуясь данными, почерпнутыми из нашего личного опыта и из того, что нам рассказывали другие инквизиторы.

В те времена, когда в городе Инсбруке производилась инквизиция против ведьм, среди многих чародеяний было выявлено и следующее. Некая уважаемая женщина, состоявшая в законном браке с одним из служителей эрцгерцога, сообщила в присутствии нотариуса и законных свидетелей следующее:

«В то время, когда я до брака служила у некоего горожанина, жена этого последнего стала жаловаться на сильные головные боли. К ней приходила знахарка и производила лечение с помощью наговоров и других подобных средств. Наблюдая за её поступками, я заметила, что вопреки своему естественному свойству течь вниз, вода, которая была налита знахаркой с соблюдением некоторых церемоний на блюдо, сама собой перелилась, подымаясь в другой сосуд. Полагая, что от этих поступков головная боль госпожи не пройдёт, я, недовольная этим, резко заметила ведьме: „Не знаю, что вы здесь вытворяете. Это какие-то суеверные глупости, совершаемые вами для вашего собственного обогащения“. Тотчас же ведьма возразила мне: „Через три дня ты узнаешь, суеверные ли это глупости“. На третий день, поутру, моё тело внезапно было охвачено ужасной болью, появившейся сначала внутри. Не было ни одного места на теле, которое бы не страдало от сильнейших уколов. Затем мне казалось, будто горящие угли высыпались на мою голову – столь невыносима была боль. Всё моё тело от головы до пят покрылось прыщами, наполненными гноем. В таком состоянии я пролежала три дня, плача и желая себе смерти. На четвёртый день муж моей госпожи предложил мне пройти в коровник. Он шёл впереди, я – за ним. Когда мы подошли к коровнику, он сказал мне: „Видишь над воротами кусок белой ткани?“ Я ответила: „Да, я её вижу“. Он посоветовал: „Постарайся снять её. Может быть, ты почувствуешь себя лучше“. Придерживаясь одной рукой за косяк, я сняла ткань другой рукой. „Разверни, посоветовал он, и посмотри внимательно, что находится внутри“. Развернув ткань, я нашла, между многим другим, белые зёрна, схожие по виду с прыщами, семена и стручки, которые во мне всегда вызывали отвращение. Там же я нашла змеиные и иные кости. Когда я, в удивлении, спросила господина, что с этим делать, он приказал мне бросить это в огонь. Я поступила так, как он сказал. И в то мгновение, как я бросила всё это в огонь, моё прежнее здоровье вернулось ко мне».

Против бывшей госпожи этой пострадавшей нашлись тяжкие обвинения в колдовстве, производимом ею в сообществе с другими ведьмами. Надо полагать, что она призналась своему мужу в околдовании служанки и указала ему на то, чем было оно наведено. Муж, в свою очередь, сообщил об этом служанке, которая и обрела, указанным способом, здоровье.

Не является излишним сообщить здесь о другом околдовании, происшедшем там же, от которого пострадала другая жительница указанного города. Одна замужняя и всеми уважаемая женщина явилась к инквизиторам и дала следующее показание:

«Позади моего дома, сказала она, у меня имеется сад, прилегающий к саду моей соседки. Однажды я заметила, что кто-то истоптал мои грядки с овощами. Следы шли из сада соседки. Стоя перед калиткой к овощным грядкам, я, досадуя про себя на убытки и на то, что кто-то проходит из соседнего сада, заметила приближение соседки, которая спросила, не подозреваю ли я её в совершении этих проступков. Зная, что о ней идёт дурная молва, я ничего другого не сказала, как следующее: „Следы в траве указывают, откуда убытки“. В раздражении она удалилась. Она, видимо, думала, что я вступлю с ней в пререкания. Уходя, она произносила какие-то слова. Я их слышала, но разобрать не смогла. По прошествии нескольких дней я заболела тяжкой резью в желудке и сильным колотьём с левой стороны на правую и наоборот. Боли были таковы, что мне казалось, будто два меча или два ножа воткнуты в мою грудь. Так я прострадала целые сутки, мешая соседям своим криком. Среди людей, пришедших проведать меня и утешить, явился и некий горшечник, который был любовником моей соседки. Сказав несколько сочувствующих слов, он удалился. На следующий день он пришёл снова и сказал: „Я хочу сделать опыт, чтобы узнать, не происходит ли ваше заболевание от чародеяния. Если это так, то я верну вам здоровье“. Он взял свинец, растопил и вылил его в сосуд с водой, поставленный мне на живот. Заметив в воде различные изображения и фигуры, получившиеся из застывшего свинца, он сказал: „Вас поразила болезнь от околдования. А под порогом входных дверей находится часть орудий околдования. Мы их найдём и устраним, после чего вы почувствуете себя лучше“. Он пошёл с моим мужем, поднял порог и предложил моему мужу просунуть руку в образовавшееся углубление и вытащить то, что он там найдёт. Муж так и сделал: вытащил восковую фигурку длиной с тарелку. Она была со всех сторон просверлена насквозь, а с боков в неё были воткнуты две иглы, идущие слева направо и справа налево. Там же находились узелки с различными предметами, как-то: зёрнами, семенами и костями. Когда всё это было брошено в огонь, я выздоровела, но не совсем. Хотя боли и колотьё прекратились, появился и аппетит, я всё же по сей день не совсем оправилась. Задавая горшечнику вопросы, как всё это могло причинить мне болезнь, я хотела побудить его на дальнейшую помощь. Он мне сказал: „Где-нибудь в ином месте спрятаны другие орудия околдования. Но я не могу их отыскать“. На мой вопрос, каким образом он в своё время нашёл спрятанные орудия околдования, он ответил: „Я узнал это благодаря любви, с помощью которой один человек от другого узнаёт тайны“. Этим он указал на свою любовницу. В ней я узнала свою соседку».

Таково было показание пострадавшей.

Мне не представляется возможным перечислить все случаи, которые были разобраны в Инсбруке. На это ушла бы целая книга. Скольким слепым, хромым и поражённым сухоткой было объявлено ведьмами наперёд, что они заболеют. Сколько смертей было ими предсказано. Та страна переполнена вассалами и военными, а праздность начало всех пороков. Эти военные соблазняют одних женщин и женятся на других. Отринутая любовь стремится к мести. Так некий повар эрцгерцога женился на девице из другого города, отказавшись от своей возлюбленной, которая была ведьмой. Последняя предсказала на улице, в присутствии многих свидетелей, заслуживающих доверия, смерть своей соперницы: «Недолго ты будешь радоваться супругу»,произнесла она. На следующий день околдованная слегла и через несколько дней умерла. Пред смертью она утверждала: «Я умираю, потому, что другая меня околдовала с божьего попущения». Это во всяком случае было в её пользу, так как бог предуготовил ей на небе другую свадьбу.

Через околдование погиб также один солдат, как утверждается народной молвой. Обо всех этих многочисленных случаях я говорить не стану. Скажу только о следующем. Один молодой мужчина имел любовницу. Он сообщил ей раз, через своего слугу, что не сможет прийти к ней на следующую ночь, так как занят делами. Раздосадованная любовница сказала слуге: «Передай твоему господину, что он уже не долго будет мне причинять неприятности». И вот, на следующий день молодой человек заболел и был, несколько дней спустя опущен в могилу. Бывают и такие ведьмы, которые могут одним взглядом околдовать судью. Наблюдаются и такие, которые публично хвастаются, что никто не может причинить им беспокойства. Они могут также придать уголовным преступникам столько выдержки, что они, несмотря ни на какие пытки, не сознаются в своих преступления.

Случалось встречать также таких ведьм, которые бесчестили ударами кнута и ножа изображение распятого с целью достичь через это больших успехов при околдовании. Совершая эти постыднейшие действия, они произносили ужаснейшую хулу на непорочность преславной девы Марии и на рождение Господа нашего Иисуса Христа. Не стоит приводить этих слов и отдельных поступков их, так как они слишком оскорбительны для ушей набожных. Это всё, однако, записано и сохранено в архивах.

Так, одна крещёная еврейка совратила на этот путь скверны других девиц. Одна из них, по имени Вальпургия, лёжа на смертном одре, была увещеваема окружающими, исповедать грехи свои. Но она воскликнула: «Тело и душу отдала я чёрту. Нет больше никакой надежды у меня на прощение». Произнеся эти слова, она умерла. Эти подробности приведены мною не для порицания, но для хвалы и прославления сиятельного эрцгерцога, немало постаравшегося для искоренения ведьм и действовавшего при этом, как католический князь и выдающийся ревнитель веры, с помощью высокопреподобного ординария из Бриксена. Всё, о чём мы здесь рассказали, должно служить нам поводом для проклятия преступления людей, стремящихся отомстить за оскорбления, нанесённые людям, но спокойно смотрящих на то, как ведьмы оскорбляют Творца и ругают веру, не обращая внимания на кары. Основа всех этих проступков – отрицание веры.


Глава XIII. О способе, коим повивальные бабки причиняют величайшие вредительства, убивая детей или посвящая их демонам

 


 

Нельзя обойти молчанием вредительства, причиняемого повивальными бабками новорождённым. Так в Страсбургской епархии в городе Цаберне некая почтённая, в высшей степени пресвятой деве Марии преданная женщина, состоящая содержательницей постоялого двора, на котором висит изображение чёрного орла, рассказывает часто о следующем случае из своей жизни: 

«Я была беременна, повествует она, мой муж ещё был в то время. Когда приблизился день родов, одна женщина стала назойливо приставать ко мне с просьбой взять её в повивальные бабки. Ещё заранее я решила взять другую, так как об указанной назойливой бабке ходила дурная молва. На словах же я приняла её услуги. При моём разрешении от бремени я всё же воспользовалась услугами желаемой мною бабки. Не прошло и восьми дней со дня разрешения от бремени, как не приглашённая бабка ночью вошла ко мне в сопровождении двух женщин. Все три приблизились к моей постели. Я хотела позвать мужа, спавшего в соседней комнате, но была столь слаба телом, что не могла и пальцем пошевельнуть. Я могла только видеть и слышать. Ведьма, стоя между обеими спутницами, воскликнула: „Эта сквернейшая женщина не должна остаться безнаказанной, так как она не хотела взять меня в повивальные бабки“. Обе спутницы стали говорить в мою пользу: „Она ведь, вспоминали они, никогда нам не вредила“. Но ведьма возразила: „За то, что она меня не пригласила, я кое-что вложу в её кишки, но так, что она в продолжение полугода не будет испытывать никаких болей. Потом же она достаточно пострадает“. Она подошла ко мне поближе и дотронулась до моего живота рукой. Мне показалось, что она, вынув кишки, вложила на их место некие предметы, рассмотреть которые я не смогла. Когда все три женщины удалились, ко мне вернулись силы, я смогла позвать мужа и рассказать ему происшедшее. Он хотел приписать виденное моему болезненному состоянию после родов. На это я сказала: „Она дала мне полугодовой срок. Если по прошествии этого срока боли не появятся, то я тебе поверю“. Об этом околдовании она сообщила своему сыну, священнику, который пришёл на следующий день справиться о здоровье матери. По прошествии шести месяцев она почувствовала такие боли в желудке, что и днём, и ночью кричала не переставая. Относясь с великим благоговением к святой деве и царице милосердия, она полагала, что пост по воскресеньям позволит ей заслужить заступничество владычицы. Вскоре после того, как она начала поститься, она, отправляя естественные потребности, увидела, что нечистота удаляется из её тела. Призвав мужа и сына, она сказала: „Разве это воображаемые вещи? Разве я не сказала, что по прошествии полугода правда выявится? Видел ли кто-нибудь, чтобы я когда-либо ела шипы, кости и куски дерева?“ Среди вышедшей нечистоты были найдены шипы шиповника длиной в четыре пальца и множество других предметов».

Вот другой случай. В Базельской епархии одна приговорённая к сожжению ведьма призналась в умерщвлении более сорока новорождённых. Она пользовалась для этого иглой, которую втыкала в темя детей, только что появившихся на свет. В Страсбургской епархии другая ведьма призналась в умерщвлении бесчисленного множества детей. Она была поймана с поличным при следующих обстоятельствах. Однажды она была вызвана из одного города в другой как повивальная бабка. По исполнении своей обязанности она отправлялась обратно. При выходе из городских ворот у неё выпал свёрток холста, в который была завёрнута рука новорождённого. Это было замечено сидящими при воротах. Они подняли руку, думая, что это кусок мяса. При ближайшем рассмотрении они увидели, что это рука новорождённого младенца. На собрании городских представителей выяснилось, что в городе действительно умер новорождённый до крещения и что у этого новорождённого не хватало руки. Ведьма была схвачена, подвергнута пытке и призналась, что умертвила ребёнка. При этом она сказала, что на её совести смерть бесчисленного множества детей. Почему она умерщвляла их? Надо во всяком случае видеть здесь понуждение со стороны злых духов, может быть, временами и против воли ведьм. Ведь чёрт знает, что такие дети, вследствие первородного греха, не войдут в царствие небесное. С другой стороны, чем медленнее будет расти количество избранных, тем больше будет замедляться наступление судного дня. Убиение некрещёных младенцев, лишая мир многих избранных, отдаляет судный день. Когда число избранных достигнет своей полноты мир прекратит своё существование.

По советам демонов, ведьмы приготовляют из рук и других членов убиенных новорождённых особые мази для употребления в нужных им целях. Замалчивать эти ужасающие преступления нельзя ни в коем случае. Когда ведьмы не убивают новорождённых, они посвящают их демону. Это происходит следующим образом. При рождении ребёнка повивальная бабка выносит его под каким-либо предлогом из родильной комнаты и, поднимая его на руках, посвящает его князю демонов, т. е. Люциферу, и всем прочим демонам.

Приводим поучительный случай подобного посвящения. Кто-то обратил внимание на то, что его жена, при разрешении от бремени, не обратилась к повивальной бабке, а прибегла к помощи своей собственной дочери. Отец спрятался и из укромного места начал наблюдать за поступками женщин. Он увидел ритуал богохульства и бесовского жертвоприношения, а также и то, что демон помогал при появлении ребёнка на свет. Отец решил как можно скорее совершить над ребёнком обряд таинства крещения. Церковь находилась в соседнем местечке. Чтобы пройти туда, надо было миновать мост. Когда к нему подошёл отец, дочь, несущая новорождённого, и другие, то отец крикнул дочери: «Я не хочу, чтобы ты переносила ребёнка по мосту. Или он перейдёт один или ты упадёшь в реку». Дочь испугалась и спросила его, в своём ли он уме. Но он воскликнул: «Презренная женщина! Через твоё чародейство ребёнок появился на свет. Сделай же так, чтобы он перешёл самостоятельно на другую сторону моста, иначе я тебя утоплю». Она положила ребёнка у моста и призвала демона, который невидимо перенёс новорождённого на другую сторону моста. После его крещения все возвратились домой. Отец, присутствовавший при богохульствах и имевший свидетелей при чародейском переносе ребёнка через мост, обвинил жену и дочь в колдовстве. Их постигла заслуженная кара – сожжение на костре.

Чего же достигают ведьмы богохульными посвящениями ребёнка демону? Это имеет троякую цель. Во-первых, этим ритуалом удовлетворяется их гордость и желание быть почитаемыми. Во-вторых, они делают вид, что им особенно нравится невинность, посвящаемая им. В-третьих, посвящением ребёнка увеличивается число будущих помощников демонов. Все дети, посвящённые ведьмами демону, склоняются всю свою жизнь к чародеяниям. Дети же, посвящённые богу, влекутся к божественному. Весь Ветхий и Новый Завет полны подобными данными. Так, многие патриархи и пророки, например, Исаак, Самуил, Самсон, были с малолетства посвящены богу. Опыт показывает, что дочери ведьм известны усердным подражанием своим матерям. Как можно иначе объяснить то явление, что девочки от восьми до десяти лет успешно вызывают бурю и градобитие? Ведь дети сами по себе этого знать не могут. Они не могут также сознательно заключить договор с дьяволом. Значит, посвящение этих детей демону, совершаемое матерями-ведьмами, уже связывает их с демоном.

Вот некоторые примеры. В одной местности Швабии крестьянин, проходя по полям посмотреть, как растут злаки, сказал сопровождавшей его восьмилетней дочери, что для урожая необходим в самом скором времени дождь. Дочь его простодушно сказала тогда: «Отец, если ты желаешь дождя, то я сделаю так, что он скоро выпадет». Отец ответил: «Откуда ты это знаешь? Как ты это можешь?». Девочка утверждала: «И не только дождь могу я вызвать, но и градобитие и грозу». Отец: «Кто тебя этому научил?» Дочь ответила: «Моя мать. Но она запретила мне говорить кому-либо об этом». Тогда отец захотел узнать, как это делается. Девочка объяснила: «Мать передала меня одному магистру, я могу по желанию тотчас же вызвать его». Отец: «Видела ли ты его?» Она отвечала: «Временами я видела, как к матери входили и как от неё уходили какие-то мужчины. Когда я спросила, кто они, она ответила, что это наши магистры, которым я тебя отдала. Они могучи и богаты». Испуганный отец захотел узнать, может ли она вызвать дождь прямо сейчас. Дочь ответила утвердительно, но прибавила, что ей для этого необходимо немного воды. Отец подвёл девочку к протекавшему по близости ручью и предложил вызвать дождь, но только над их полем. Девочка опустила руку в воду, замутила её во имя своего магистра и, действительно, выпал дождь на их полосу. Увидев это, отец сказал: «Вызови град, но только над одной из наших полос». Девочка выполнила и это. Тогда отец обвинил свою жену в колдовстве. Она была схвачена и предана сожжению. Девочку вновь крестили и посвятили богу. С тех пор она потеряла дар вызывания дождя и градобития.


Глава XIV. Как ведьмы наводят различную порчу на домашний скот?

Апостол говорит: «Разве бог заботится о волах?». Этим он хочет сказать, что хотя всё и совершается по божьему провидению, как в мире людей, так и в мире животных, но он мерит оба этих мира двумя мерами, больше всего заботясь о людях. Люди беспокоятся колдунами с божьего попущения как лично, так и через посредство вреда, наносимого их близким. Отцы страдают от бед, наносимых ведьмами их детям. Ведь дети до известной степени являются владением отцов. Никто не должен сомневаться в том, что и в имуществе своём люди могут быть поражаемы через посредство ведьм и демонов с божьего попущения. Так Иов, поражённый дьяволом, потерял весь свой домашний скот. Нет почти ни одного селения, где бы женщины не околдовывали друг у друга коров, лишая их молока, а иногда и жизни. Многие ведьмы собираются ночью, в дни великих праздников, в углах своих домов, держа подойник между ног. Втыкая в стену нож или какой-либо другой инструмент, складывая пальцы рук как бы для доения этого предмета и призывая своего демона, они требуют от него молока от такой и такой-то коровы, приносящей соседу или иному жителю селения большое количество молока. Чёрт берёт из сосков указанной коровы молоко и приносит его туда, где сидит ведьма. Выходит так, как будто бы она получает молоко через нож, воткнутый в стену. Не надо бояться указать на эти обычаи в проповедях народу. Как бы простые женщины ни старались, они при вышеуказанном доении молока не получат, так как им не хватает главного: почитания демона и отрицания веры.

О том, как колдуны умерщвляют животных и домашний скот, надо сказать, что это происходит или через прикосновение, сопровождаемое взглядом, или только взглядом; иногда колдуны подкладывают какое-либо чародейское орудие под порог ворот коровника или зарывают его в землю в такие места, где имеется водопой для скота. Так поступали ведьмы из Равенсбурга, которые умерщвляли самых лучших домашних животных. Когда их спросили, как они это совершали, одна из них, по имени Агнеса, ответила, что орудия околдования были спрятаны под порогом коровника. На вопрос о том, что это были за орудия, она ответила: «Кости различных животных». Спрошенная, во имя кого совершали они это, она утверждала: «Во имя чёрта и всех других демонов». Другая же ведьма из того же сообщества ведьм, а именно Анна, умертвила у одного горожанина одну за другой двадцать три лошади. Когда он купил двадцать четвёртую лошадь и впал в большую бедность, то сказал ведьме, стоявшей невдалеке: «Вот я купил ещё одну лошадь. Я обещаю богу и его матери, что если эта лошадь околеет, то убью тебя своими собственными руками». Испугавшись, ведьма не тронула лошади порчей. Спрошенная на допросе, каким образом она умерщвляла этих лошадей, она ответила, что вырыла только яму, чёрт же положил туда ей неизвестные предметы. Отсюда можно заключить, что ведьмам для поражения скота достаточно лишь прикоснуться или бросить взгляд, а всё остальное производит демон. Если бы ведьма не принимала в этом никакого участия, то демон не мог бы производить вредительства против созданий, как об этом и было сказано выше.

Неоднократно пастухи наблюдают, как те или иные домашние животные, пасущиеся на лугу, делают три или четыре скачка, а затем падают на землю и издыхают. Это происходит всегда по наущению демонов через вредительскую силу ведьм. В Страсбургской епархии, около города Флисена, проживал очень богатый мужчина, который утверждал, что у него и у его соседей сорок голов домашнего скота было околдовано в прилежащих горах. Скот этот издох в продолжение одного года. Ни чумы, ни другой болезни среди скота не было замечено. Указанный собственник животных утверждал, что при всякой болезни они околевают не сразу, а чахнут постепенно. При упомянутом же околдовании погибали сразу. Все придерживались того мнения, что эта болезнь была не естественная, а наведённая чарами. Хотя я и указал, что погибло сорок голов скота, однако, мне теперь вспоминается, что он назвал большее количество. В гористых местностях часто случаются подобные околдования. Вообще такое околдование распространено повсеместно.


Глава XV. Как ведьмы производят градобитие и грозу и направляют молнии на людей и животных?

Бесы и их ученики могут вызывать градобитие, грозы и направлять молнии на людей и животных. Бесы имеют возможность совершать это, получив на это власть от бога. Для учеников же беса необходимо божье попущение. Смотри об этом книгу Иова (I и II), откуда видно, что дьявол, получив власть от бога вредить Иову, помог Савеянам увести пятьсот волов и пятьсот ослиц, молнией умертвил семь тысяч верблюдов, а затем произвёл обвал дома, в котором погибли дети Иова. Бес же навёл на сего святого мужа болезнь, покрывшую его тело злокачественными нарывами. Бес же устроил так, что жена Иова и друзья его пришли смущать его душевный покой.

Святой Фома в своей постилле на книгу Иова говорит:

«Надо признать, что с божьего попущения бесы производят бури, возбуждают ветры и низводят молнии с неба. Телесная природа не слушается ни добрых, ни злых ангелов и не принимает других форм по их указанию. Она повинуется исключительно богу Творцу. Что же касается перемещения материи в пространстве, то телесная природа создана для того, чтобы повиноваться духовной природе. Примером этому служит человек: ведь только по приказу воли, находящейся в душе, приводятся в движение члены человеческого тела, чтобы исполнить предписанное волей. Перемещать материю в пространстве может не только доброе, но и злое начало через посредство своей природной силы, если нет препятствия со стороны бога. Ветры, дождь и другие подобные явления в воздухе могут производиться и подымающимися с земли и воды испарениями. Поэтому для этого достаточно и участия природной силы демона».

Таково мнение святого Фомы.

Зло, встречаемое нами на нашем жизненном пути, насылается на нас богом через бесов, являющихся как бы палачами. Поэтому глосса к 115 псалму, где говорится о казнях, насылаемых на людей, разъясняет: «Это зло совершается с божьего попущения злыми ангелами, которые к этому приставлены. Голод вызывается ангелом, приставленным наблюдать за голодом».

В «Муравейнике» Нидер рассказывает об одном колдуне, которого судья спросил, как колдуны вызывают градобитие и грозы, и трудно ли это; колдун ответил: «Нам нетрудно вызвать градобития, но мы не можем по нашему усмотрению причинять ранения». (Думай об ангелах-хранителях.) Затем колдун прибавил: «Мы можем ранить только тех, которые лишены божьей помощи. Тех, которые защищают себя знамением креста, мы не можем ранить. Мы поступаем таким образом. Прежде всего мы призываем демонов на поля, употребляя определённые слова и обращаясь к князю всех демонов. Мы просим прислать нам кого-нибудь из своих. Когда демон появляется, мы приносим ему в жертву чёрного цыплёнка, подбрасывая его высоко в воздух. Когда демон принимает нашу жертву, то повинуется и приводит в смятение воздух. Но не всегда бросает он градины и молнии на обозначенные нами места. Он действует здесь с божьего попущения». Там же, в «Муравейнике», говорится о князе ведьм по имени Штауфер, проживавшем в Бернском округе. Он публично хвалился, что на глазах своих соперников может превратиться в мышь и таким образом спрятаться от своих врагов. Говорят, что часто он именно таким образом скрывался от своих злейших врагов. Когда же божеская справедливость решила положить конец его злодеяниям, то он был пронзён мечами и копьями врагов и погиб презренной смертью. Один его ученик по имени Гоппо пережил его. У него был и другой ученик по имени Стадлин. Они часто вызывали градобитие и бури. Они могли также причинять людям и скоту бесплодие и поражать их молниями.

Расскажем о событии, известном нам по личным переживаниям. В Констанцской епархии, на расстоянии двадцати восьми немецких миль от города Равенсбурга в сторону Зальцбурга, произошло великое градобитие. Все полевые злаки, весь посев, а также и виноградники были побиты градом. Виноградники пострадали так сильно, что все думали о возможности получить с них урожай не раньше, чем через три года. Когда об этом градобитии узнал нотариус инквизиции, и народ стал требовать её вмешательства, считая это несчастие следствием чародеяния, тогда в продолжение четырнадцати дней инквизиция занималась допросами и снятием показаний. Две женщины были приговорены к наказанию. О многих других шла дурная молва относительно их колдовских деяний. Имя одной из осуждённых было Агнеса, а другой – Анна. Они были родом из Миндельгейма. Когда они были схвачены, их посадили в одиночные камеры. На следующее утро Агнеса была пытаема, но не сильно, в присутствии городского головы Гельре, большого ревнителя веры, и других городских уполномоченных. Не подлежит сомнению, что она обладала колдовским даром выдерживать пытки. Ведь она не с женским, а с чисто мужским терпением утверждала в начале пыток, что ни в чём не виновата. Наконец, она призналась. Освобождённая из пут, хотя и не выведенная из камеры пыток, она добровольно подтвердила все возводимые на неё обвинения. Милость неба была с нами, и её преступления не остались безнаказанными. Допрошенная нотариусом инквизиции на основании обвинений, взятых из показаний свидетелей, о вреде, причинённом ею людям и скоту, она рассказала все подробности. Спрошенная о своём отречении от веры, о половом соитии с инкубом, она созналась и в этом. Из её признаний выяснилось, что она в продолжение восемнадцати лет находилась в указанных сношениях с инкубом и отреклась от веры. Относительно причинения градобития она указала на себя, как на виновную. При этом она сказала: «Я была дома. Около полудня ко мне явился демон и сказал мне, чтобы я отправилась в долину Куппель, захватив с собой немного воды. Я спросила, что он хочет сделать. Он ответил, что намеревается причинить дождь. Выходя из городских ворот, я увидела демона, стоящего под деревом». На вопрос судьи, под каким деревом стоял демон, она указала на одно из деревьев, видимых из камеры, и сказала: «Вот под этим, которое находится напротив той башни». Спрошенная, что они делали под деревом, она сказала: «Демон приказал мне выкопать маленькую яму и налить туда воды». На вопрос, не сидели ли они вместе, ведьма ответила: «Демон стоял, я же сидела». О том, как она мешала воду и что она при этом говорила, она призналась в следующем: «Я мешала воду пальцем и призывала имя того чёрта, который был со мной, а также призывала имена и всех других демонов». Судья: «Что произошло с водой?». Она ответила: «Вода ушла, и чёрт поднял её в воздух». Спрошенная о сотрудницах, она призналась: «Под деревом напротив у меня была союзница». При этом она указала на ведьму Анну и прибавила: «Но я не знаю, что она делала». О времени, протёкшем между поднятием воды демоном в воздух и началом градобития, Агнеса утверждала: «Град начался, когда мы пришли домой».

Удивительно, что вторая ведьма, подвергнутая слабым пыткам на следующий день и поднятая на дыбу на палец высотой от земли, тотчас же созналась, когда была освобождена от пут, и дала тождественные показания, как и Агнеса. Даже относительно места и времени совершения чародеяния расхождения между их показаниями не было.

На третий день они обе были сожжены. Агнеса очень сокрушалась и предавалась на милость Творцу. Она говорила, что охотно умирает, чтобы избежать оскорблений со стороны демона. Она держала крест в руках и целовала его. Анна же отстранила от себя распятие. У этой последней было знакомство с инкубом в продолжение 20 лет. Она совершила больше околдований, чем Агнеса, и много вреда причинила людям, домашнему скоту и полевым злакам.

Относительно вызывания грозы ведьмами мы можем сказать, что этот вред наносится весьма часто и выражается в поражении молнией людей, скота, домов и амбаров. Грозы производятся также и без вмешательства ведьм. Однако, добровольные признания ведьм доказывают, что они действительно часто приносят этот вред. Это видно и из той лёгкости, с какой ими производится градобитие. Если же они могут вызывать градобитие, почему же им нельзя вызывать и грозу.


Об авторе